понедельник, 4 февраля 2013 г.

ПАЛЕСТИНО-НЕМЕЦКИЙ КОНФЛИКТ

Сегодня вернулась из отпуска Пынар. Стало хоть немного, но полегче - успела даже пару раз чай попить и поболтать кое с кем из гостей. Особенно радует, что не надо больше присутствовать на ежедневных собраниях и участвовать в разборе полетов. 55 новоприбывших палестинцев взорвали тишину и спокойствие в стенах нашего отеля. Вчерашний день прошел довольно спокойно. Думаю это из-за того, что наш генеральный директор был на выходном. Мы работали слаженно и четко, никто не лез с советами и рациональными предложениями, не высказывал никаких пожеланий и не учил нас тому, что мы и сами знаем. Одним словом - все шло как по маслу. После обеда быстренько заселили турецких гостей, практически сразу же друг за другом приехали две семьи из Германии, следом еще девять немцев - семья из семи человек и супружеская пара. Заполнили карточки, я дала информацию по отелю. Семья попросила три комнаты рядом, и я передала их Эмре, сотруднику рецепции, а сама продолжила заниматься парой. Только отправила их к лифту, приехала еще одна пара - я с ними как раз накануне переписывалась по электронной почте. В общем вся эта катавасия длилась чуть больше часа, но было классно - весело, забавно, непринужденно. 

Это был наш последний заезд, после которого можно было спокойно вздохнуть и расслабиться. До конца рабочего дня оставалось чуть больше часа - как раз хватило, чтобы закончить отвечать на мейлы и занести все отельные анкеты в систему. В пять часов мы с Вальтрауд проводили Руперта и Марион - милую супружескую пару из Германии, с которыми Вальтрауд последнюю неделю каждый день по 3-4 часа играла в Окей. Руперт подхватил где-то грипп и выглядел ужасно - я даже попросила рецепцию продлить им номер до четырех, чтобы он отлежался перед вылетом. После их отъезда мы вернулись к моему столу и просто болтали - анкеты все к тому времени были занесены в компьютеры, а два последних письма я решила оставить Пынар. Без двадцати шесть, когда мы с Вальтрауд собирались сделать наш традиционный кружок по рецепции, со стороны входа послышался гам. Я подошла к Эмре и на всякий случай спросила, не очередной ли это заезд. Он покачал головой - мол, все уже приехали. К рецепции тем временем направлялись шесть палестинцев - два мужчины и четыре женщины, закутанные с ног до головы. С ними был гид, который сказал чтобы мы готовили регистрационные карточки, потому что скоро подъедут остальные.
В это время как раз вышел Окан, уже собиравшийся уходить. Я взглянула на часы - без четверти шесть. Через пять минут мне по идее уходить. В это же время подъехал большой автобус и из него повалили палестинские туристы. Картина, что называется, маслом. Стоим мы - я, Эмре и Окан - с открытыми ртами и не понимающие, что вообще происходит. А гид тем временем говорит - встречайте, я вам привез 55 человек. Какие 55 человек, откуда, что, почему? Я смотрю на Эмре, Эмре смотрит на Окана, Окан смотрит на нас обоих. Тем временм в холле поднялся жуткий галдеж. Не возможно было понять, кто кричит громче - дети или женщины. Не рецепция, а базар. И все ломятся к стойке регистрации, штурмуют ее грудью и требуют... нет, не ключи от комнат. Интернет! По английски не понимают ни слова, пытаемся объяснить, что сначала нужно зарегистрироваться и получить комнату - опять то же ИНТЕРНЕТ! На часах без десяти шесть, я начинаю нервничать, потому что у меня назначена встреча и мне не очень хочется пропустить ее из-за непонятного палестинского нашествия. 
Окан, уже без пальто, пытается "открыть" комнаты. Никто уже не пытается понять, как так получилось, что до нас не дошла бронь от этой туристической компании. Самое главное сейчас - расселить эту гомонящую толпу и избавиться от настойчивого "интернет". У меня завязывается диалог с одной палестинской девушкой с телефоном в руке:
- Интернет,- она.
- Интернет потом,- я.
- Почему?- она
- Сначала надо получить комнату,- я.
- Хочу сейчас,- она.
- Не возможно,- я.
- Почему?- она.
Молчу, потому что сказать уже нечего.
- Бесплатно?- она.
- Платно,- я.
- Почему?- она.
- В нашем отеле интернет платный,- я.
- Почему?- она.
Ну что тут ответить?
Без пяти шесть подкрадываюсь к ошалевшему от ора Окану и тихонечко шепчу:
- Ничего, если я уйду? У меня встреча назначена.
Он отпускает и по его лицу я понимаю - он бы с радостью ушел тоже, но он сейчас шеф и должен остаться. Как сегодня выяснилось, заселение палестинцев затянулось на полтора часа. Но это было не самое страшное... Страшно началось сегодня! С самого утра посыпались жалобы от европейских туристов, которые обещали никогда больше не приезжать к нам, если мы не избавимся от палестинцев. Ничто так не сплачивает людей, как общая цель или общая беда. В лобби баре после обеда все немцы держались рядом, возмущенно поглядывая на закутанных и гомонящих во весь голос женщин. На замечания говорить тише и относиться с уважением к другим гостям, те только делали большие глаза и качали головами - мол, не понимаю и понимать не хочу. Две-три семьи палестинцев это еще куда ни шло, но когда их 55 и большая часть женщины и дети... Удовольствие не для слабонервных. Дети бегают по коридорам, опустошают подносы с печеньем и лотки с мороженым в кондитерской, в ресторане валяются на полу или бросаются едой. И все это под оглушительные крики и визг. Благочестивым и педантичным немцам, озабоченным всемирными глобальными проблемами, не понять, как можно набирать по пять тарелок с едой и большую часть оставлять недоеденной. Европейским туристам, предельно внимательным к чистоте и санитарии, не понять, как можно хватать еду с общих блюд руками, нюхать, а потом класть обратно. 
Раньше я думала, что самые ужасные туристы это турки. Беру свои слова обратно - даже им не сравниться с палестинцами. Две семьи договорились с таксистом, что он отвезет их в Анталью и обратно за 50 евро (включая четыре часа ожидания). Вернувшись в отель они с невозмутимым видом бросили ему 25 долларов и ушли. Дело едва не дошло до драки. Досмотреть спектакль нам не удалось - появились очередные немцы с жалобой на ор и крики в лобби баре.
К вечеру удалось решить хотя бы одну проблему. Наш главный ресторан состоит из трех отдельных секций. Одна из них изначально была отведена под футболистов, а вторую сегодня решили отдать в распоряжение палестинцев. Немцы эту идею оценили. Посмотрим, как доживем до четверга, когда вся эта гомонящая толпа наконец уедет. Это первая зима, когда наш хозяин заключил контракт с туристической компанией, занимающейся извозом туристов из Израиля. Надеюсь этот опыт заставит его отказаться от столь безумной идеи, иначе мы рискуем потерять добрую половину наших постоянных гостей. 
Мне интересно, палестинцы действительно не понимают английский язык или просто не хотят его понимать, потому что так удобнее?

2 комментария:

  1. А у нас в фирме есть коллега-иранец. Он продает отели своим соотечественникам, он их набронировал на Невруз 600 человек. И они понаехали и катались тут с Кунду до Террасити и Марк Анталья. Обычные люди не могли на свой долмушек попасть. Они ездили толпами, орали, что люди просили водителя высадить их всех. :))
    Думаю, чаще они делают вид, что не понимают....

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да стоит из отеля выйти, как попадаешь сразу в маленький Иран) Все автобусные остановки заполнены иранскими туристами.

      Удалить