суббота, 28 сентября 2013 г.

СЕМЬЯ ШПРАЙТЦЕР, КОШКИ И... ВАЛЬТРАУД!

Давно не писала, потому что сначала было слишком много работы, а потом какое-то время вообще ни для чего не было настроения. Между тем к концу подошел первый месяц календарной осени, осталось всего несколько сентябрьских дней и мы окажемся в октябре. А октябрь в нашем понимании это последний месяц лета, некий мостик, отделяющий летний сезон от зимнего. Уже неделю как в отеле не осталось русских туристов. Есть конечно несколько русских семей из Германии, но близкого общения ни с кем из них за последнее время у меня не было. То и дело в ресторане и в холле попадаются знакомые лица. Теперь уже ни дня не проходит, чтобы не появился кто-нибудь из наших постоянных гостей. Так было и с семьей Шпрайтцер. 

Они приехали в тот самый момент, когда я уже собиралась идти на ужин, а счетчик в моей голове начал обратный отсчет окончания рабочего дня. Имен я их в тот момент не вспомнила, что и не мудрено, когда столько народу ежедневно перед твоими глазами проходит. А вот память на лица у меня действительно неплохая. Глядя на Херманна мне сразу вспомнились короткие моменты нашего общения в прошлом году, когда я выходила на традиционный обход территории с записной книжкой в руках. Ох и шутник же этот Херманн! Я еще в прошлом году не раз говорила его чуть более спокойной по сравнению с ним жене Урсуле — как же вам весело жить с таким мужем! Она тогда вечно закатывала глаза и говорила — сколько терпения мне стоит продолжать жить с этим невыносимым человеком! Но все это слова конечно — на самом деле они удивительно гармонично смотрятся вместе и их объединяет что-то такое, что невидимо человеческому глазу и можно описать одним словом «любовь». Им уже под 50, и те из вас, кто не верит, что любить можно и в таком возрасте, поверьте мне сильно ошибаются!
Сам Херманн говорит, что Урсула нашла путь к его сердцу через желудок. Ее коронное блюдо — яблочный штрудель. А ведь выходя за него замуж, она вообще не умела готовить. Даже яичницу пожарить была не в состоянии. Что уж тут говорить, ради любимого человека действительно на многое пойдешь... Помимо кулинарных пристрастий их объединяет еще и любовь к кошкам. Оба они заядлые кошатники. Херманн как-то рассказал мне о своем бывшем коте по имени Цыган. Цыганом его прозвали потому что не известно было, откуда он пришел. Сначала этот кот обивал пороги всех домов в округе — благо, что народ в тех местах добрый и всякое зверье любит и при случае с удовольствием подкармливает. А потом зашел к Шпрайтцерам, да так и остался в их доме на долгих 10 лет. Со слезами на глазах обычно ироничный Херманн рассказывает историю о том, как умирал на его руках бедняга Цыган, старый и практически выживший из ума. Для них с Урсулой это была тяжкая потеря, но со временем рана затянулась и теперь в их доме живет Мими — прекрасная персидская кошечка. В то время, пока хозяева отдыхают на море, за ней присматривает соседка. И что бы вы думали — Херманн каждый вечер обязательно звонит ей, чтобы узнать, как дела у Мими. Урсула в это же время тайком подкармливает кошек, нашедших себе приют в нашем отеле.
Все гости обычно удивляются, что у нас по территории гуляет так много кошек. А что же им там не гулять, если в нашем отеле им этого никто не запрещает, да еще и особо добрые гости постоянно носят им еду из ресторана. Многим гостям это конечно не по вкусу. Я в принципе на их стороне, поскольку одно время кошки настолько обнаглели, что запросто заходили в ресторан, забирались на кресла, гуляли по диванам и едва ли не совали морды в тарелки. Для какого-нибудь сельского пансиона это может еще и ничего, но не для пятизвездочного отеля конечно. Тем более, что сердобольные немцы порой бросали этим кошкам еду прямо под стол — ну о какой гигиене в таких условиях вообще может идти речь?
Несколько раз уже я поднимала эту тему перед руководством, предлагая сделать «кошачью территорию». Я пару раз видела такое в других отелях — обустраивается небольшой вольер, обнесенный проволокой, посреди которого устраивается самый настоящий кошачий городок, где зверье может играть, есть, спать и т. д. На самом деле осуществить эту идею проще простого. Во-первых, средства помогут собрать сами гости. Немцы народ нстолько помешанный на всякой живности, что с радостью сдадут по 5-10 евро на улучшение условий братьев наших меньших. Достаточно лишь поставить перед входом в ресторан ящик с надписью «Собираем деньги на дом кошкам». Во-вторых, кошки не будут слоняться как неприкаянные по всей территории отеля. А это значит, что в ресторане и на газонах будет чисто. В-третьих, детям-то будет радости! Каждый день будут ходить к вольеру, как в зоопарк. Не трудно догадаться, что начальство мою идею не поддержало. Почему? Да кто его знает? На то оно и начальство, чтобы отказывать без объяснений.
Херманн Шпрайтцер между тем еще и страшный балагур. У него на любой случай припрятана какая-нибудь забавная история, притча или анекдот. На протяжение десяти дней он рассказывал мне по одной истории, одновременно смешной и поучительной. И каждая была интереснее другой. Приятно было видеть эту семью снова. В прошлом году, уезжая, Херманн сказал мне, что не вернется — мол, им с Урсулой не нравится ездить в один и тот же отель дважды. А когда они снова приехали к нам в этом году, он мне сказал так: «Никогда не возвращались в одно и то же место дважды, но в ваш отель решили вернуться. Почему? Не знаю, наверное мы сумели найти здесь что-то такое, чего больше нигде нет». Кто знает, может в следующем году мы увидим их снова?
А теперь собственно главная новость — позавчера к нам вновь пожаловала Вальтрауд. В этот раз она проведет у на 50 дней, потом на месяц вернется в Германию, а к Рождеству приедет снова, чтобы остаться еще на три месяца. Она сильно изменилась за прошедшие несколько месяцев, что мы не виделись — полна сил и энергии, стала более внимательной к окружающим и уже ни на что не жалуется. Говорит, что безмерно счастлива, вновь находиться в Анталье. Сегодня после обеда мы больше часа провели с ней в баре на пляже. Погода сейчас стоит действительно великолепная и так приятно посидеть где-нибудь в тенечке, поедая вкусное карамельное мороженое из вафельного рожка. Разговаривали как обычно обо всем, и ни о чем. Интересно будет посмотреть фотографии, которая Вальтрауд по моей просьбе привезла на этот раз. Трудно представить ее девчонкой-подростком, но тем это и интереснее — мне не терпится увидеть ее снимки, сделанные во время Великой отечественной войны. В понедельник ей исполнится 87 лет! Надеюсь, мы устроим что-нибудь в отеле по этому поводу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий