среда, 29 октября 2014 г.

ДВЕ НЕДЕЛИ ДО ЗАКРЫТИЯ

Моим надеждам быть уволенной пораньше явно не суждено сбыться. Официально мы закрываемся девятого, однако я думала, что уже в первых числах ноября работников начнут потихоньку сокращать. К тому времени заполняемость отеля должна была снизиться до 50% — это ли не повод, чтобы проредить кадры и отправить часть сотрудников по домам. Но... До закрытия осталось меньше двух недель, а мы все еще мало представляем себе, до какого числа работаем. Видимо все же до победного конца - вчера еще раз заглянула в списки резервации, так до пятого числа, представьте себе, у нас стопроцентная заполняемость. Работа как таковая меня не слишком утомляет, чего не скажешь о постоянных закулисных играх и нестабильности рабочих будней в целом. Дело в том, что я - человек системы. В своей личной жизни я с удовольствием допускаю разного рода вольности и даже порой подвержена излишней спонтанности, но в работе отдаю предпочтение четкости и строгому следованию инструкций. 

Во-первых, система позволяет поддерживать дисциплину. Во-вторых, имея перед собой четкий алгоритм рабочих действий, сделать ошибку гораздо труднее, чем когда на работе царит бардак. Как следствие — всегда проще вычислить того, кто эту ошибку допустил. В-третьих, все четко придерживаются общей корпоративной линии и не несут отсебятину. Исключения возможны исключительно для творческих профессий, для всех стальных приверженность системе, как бы это страшно не звучало, все-таки имеет больше плюсов, чем минусов. Даже популярная в современном мире теория тайм-менеджмента основана на системе. Одно время система ассоциировалась у многих из нас с Советским союзом, коммунизмом, железным занавесом и прочими атрибутами "несвободы". На деле же, повторюсь, в системе больше плюсов, чем минусов. Впрочем навязывать вам свою точку зрения я целью этого поста не ставлю, поэтому скажу лишь, что для меня бардак на работе это своего рода тяжкое наказание.  
Однако стоит также добавить, что в последние несколько месяцев я пустила ситуацию в отеле на самотек. Конечно генеральный директор все это время продолжал ко мне цепляться, а Пынар все так же продолжала плести за моей спиной интриги, но сама я удачным образом абстрагировалась от окружающей меня грязи и спокойно плыла по течению, терпеливо ожидая окончания сезона. Надо сказать, что терпеливость не входит в число моих сильных сторон. Я с детства не отличалась усидчивостью и терпением. Если я хотела что-то получить или чего-то добиться, я практически в тот же момент бросалась на амбразуру, и либо срывала куш, либо зарабатывала себе пару-тройку лишних синяков на лбу. Больше всего на свете я ненавижу ждать. Для меня это пустая трата времени. Лучше сразу определиться — стоит оно того или нет. А что, если я прожду пару лет, а там все равно ничего не выгорит? Меня как нельзя лучше характеризует фраза «или сейчас — или никогда». Так что работа в нашем отеле стала для меня, прямо скажем, своеобразным тренажером терпения. И научила меня расставлять приоритеты. Работай бы я в таких условиях лет пять назад, я бы давным-давно выплеснула все свое недовольство генеральному директору и его подлизе и сразу же уволилась. Теперь я на многое вынуждена закрывать глаза. 
Почему вынуждена? Во-первых, потому что обещала нашему самому главному хозяину отработать до закрытия. А я всегда стараюсь данное мною слово держать. Во-вторых, деньги. Можно уйти самой, забрав голую зарплату, а можно потерпеть и оказаться уволенной. Тогда я получу не только зарплату, но и отступные в размере полутора зарплат, плюс пособие по безработице на полгода, которое позволит мне при желании прекрасно провести зиму, не задумываясь о срочной необходимости снова выходить на работу. В-третьих, потому что когда ты устраиваешься на новое место и тебя спрашивают о причинах ухода, всегда выгоднее звучит фраза "меня сократили, так как отель закрывался на всю зиму на ремонт", чем фраза "я не выдержала и ушла, потому что меня достали генеральный директор и моя руководительница". 
Ситуация в отеле сейчас страннее некуда. Нам-то простым смертным в принципе драться и бороться не за что, поэтому мы просто тихо и спокойно делаем свою работу, считая дни до конца сезона. А вот шефы болото наше изрядно всколыхнули. У Пынар с генеральным постоянно какие-то тайные беседы в его офисе за закрытыми дверями. Доходит порой до смешного. Сначала они полчаса сидят в его кабинете, потом она выходит оттуда, словно ее там и не было, возвращается за наш стол, а через пару минут появляется он и садится рядом со словами "что нового". Со стороны выглядит реально глупо. Ведь все знают, что только что они сидели в его офисе, так к чему этот спектакль? Такое их поведение породило массу сплетен. А что, люди у нас любопытные, им все интересно. Кто-то просто позлословить хочет, а кто-то видимо какие-то свои цели преследует. Как директор рецепции Ибрагим-бей. Дождется пока Пынар уйдет на обед, подсаживается ко мне и заговорщицки спрашивает: "А что это они там делали?" Или "А куда это она так надолго уходила". Меня такие вопросы жутко раздражают, и я всегда отвечаю, что мне не интересно, что и куда. Сам Ибрагим-бей неплохой мужик, но желание усидеть сразу на двух стульях его рано или поздно погубит. А еще технический директор... Тоже с Пынар вечно по углам шушукаются, кофе с сигареткой в его офисе периодически потягивают. Директор охраны это вообще ужас ужасный. Турецкий Шерлок Холмс во плоти. Вечно что-то вынюхивает, вечно за кем-то следит, пытается посмотреть, что я там на компьютере печатаю. А если не дай Бог в отеле с кем-то из туристов что-то случится - упал кто-то или ногу поранил - сразу такую бурную деятельность организовывает, словно вот-вот президент Турции в гости пожалует. 
Вообще что я заметила... Пынар в последний месяц как-то активизировалась. Даже работать стала интенсивнее. Правда интенсивность эта обычно связана с присутствием в отеле нашего хозяина. Как только его завидит издалека, так сразу и на заезд бежит, чего за ней отродясь не наблюдалось, или к гостям каким с беседой привяжется. Я одно время удивлялась, пока мне Ибрагим-бей причину этого не объяснил. Оказывается, она хочет, чтобы ее на зиму оставили. Стройка стройкой, но на рецепции и в резервации все равно кто-то остаться должен. Наша нынешняя шеф рецепции в отеле проработала всего полгода, она ни на пособие по безработице, ни на отсутпные по закону права не имеет, поэтому вынуждена будет искать себе другую работу на зиму. А Пынар хочет вместо нее в отеле остаться. Раньше-то до прихода в наш отель она работала на той же должности, так что шансы у нее есть. Может этим и объясняются их долгие таинственные посиделки с генеральным. Думают наверное, как уговорить на это хозяина - оставить ее на полной зарплате на всю зиму. Но мне, честно говоря, до этого дела вообще нет.   
Думаю, многие из вас согласятся, что работать в одной связке с людьми бездарными, но мнящими себя этакими божками, невероятно трудно. Особенно, когда есть с чем сравнить. Не далее как на прошлой неделе я ездила в наш отель в Сиде — там работает моя хорошая подруга Петра. Работает, к слову, уже 10 лет, а это, как вы понимаете, совсем даже не мало. Мы познакомились лет 6 лет назад - еще в то время, когда я была отельным гидом. Спустя три года, когда генеральный директор отеля в Сиде порекомендовал меня на должность сотрудника Отдела по связям с гостями в наш отель в Анталье, Петра дала мне отличную характеристику, что и побудило нашего хозяина в конце концов взять меня на работу. За прошедшие несколько лет Петра из простого менеджера превратилась в шефа, хотя сама она этот факт не афиширует и даже в рабочей линейке никогда не добавляет себе приставку «шеф». Мы с Петрой понимаем друг друга с полуслова. Так всегда бывает, когда люди имеют одинаковое видение идеального рабочего процесса. Каждый раз, когда мы встречаемся, Петра не перестает восхищаться моим терпением. По ее словам, сама она ни дня не выдержала бы рядом с Пынар и моим генеральным. Ведь так же как и я, она ненавидит двуличие и интриги.
Ужинали мы в тот вечер у Ш. - генерального директора нашего отеля в Сиде. И меня, и Петру связывают с ним прекрасные отношения, построенные на дружбе и взаимном уважении. После работы Петра периодически играет с ним в большой теннис, а ее муж — в теннис настольный. Они вообще уже очень давно дружат семьями и любят устраивать совместные вылазки. Ужин был прощальным, поскольку Петра с мужем после 10 лет жизни в Турции решили вернуться обратно в Германию. Поговаривали они об этом на протяжении последних двух лет, и время для переезда выбрали не случайно — этой осенью их дочери предстоит впервые пойти в школу. И вот во время этого последнего нашего совместного ужина мы все трое — я, Петра и Ш. - отчетливо осознали, что принадлежим к «старой» школе. Мы из тех людей, которые стараются жить и работать по справедливости. Нам претит система получения хороших отзывов от гостей за взятки в виде бесплатных массажей или дополнительных мест в а-ля карт ресторанах. Мы против принудительного заполнения анкет, что с таким успехом практикуется в моем отеле. Мы никогда не станем заискивать перед клиентом, который неправ. И мы никогда не опустимся до сплетен и закулисных интриг. Поэтому мне так тяжело работать там, где я есть сейчас — эта гнилостная атмосфера, пропахшая грязью, лживостью и подлостью, так не соответствует атмосфере, к которой я привыкла в Сиде. Сейчас, когда и Ш., и сама Петра в один голос уговаривают меня занять ее место, я так жалею, что не могу этого сделать. Не могу только по одной причине — для этого мне придется переехать в Сиде, а к такому повороту событий я совершенно не готова. В остальном же — и коллектив, и начальство, и условия работы, и зарплата — очень достойные, и если бы не территориальный вопрос, я конечно бы долго не колебалась.
На обратном пути в Анталью я перебирала в уме те аспекты моей работы в паре с Пынар, которые к концу третьего года игнорировать стало просто не возможно. Я не буду писать о ее моральных принципах или отсутствии таковых. Я просто расскажу о том, что мне мешает с ней работать.
- Недостаточное владение языком, а это, как вы понимаете, в нашей работе очень важный аспект. Человек, занимающий должность руководителя отдела, обязан достаточно хорошо знать иностранные языки — в нашем случае немецкий и английский. Разговорный немецкий у Пынар еще куда ни шло, но с письмом дела обстоят куда как плохо. С английским все еще хуже. Она даже на письма гостям отвечает, используя переводчик Google. Причем использует его не для перевода отдельных слов или словосочетаний, что в принципе и я иногда делаю, а для перевода целых абзацев. Те, кто знакомы с качеством перевода через Google могут себе представить, что в итоге выходит. Чаще всего сплошная тарабарщина. Пынар даже элементарное предложение типа «Спасатель находится возле бассейна в такое-то время» перевести не в состоянии. Этим у нас занимаюсь я. Даже если перевести надо срочно, все равно она найдет кучу отговорок и свалит это дело на меня — пусть даже для этого придется ждать, пока я вернусь с выходного.
- Недостаточное владение компьютером и, как следствие, крайне низкая работоспособность. Текст на компьютере она набирает очень медленно. То, что я делаю за час, она умудряется растянуть часа на три. Например, ответы гостям по электронной почте. Большинство писем стандартны и содержат в себе пожелания гостей по комнате — этаж или сторона. Мы никогда никому ничего не гарантируем, но стараемся учесть все пожелания. Соответственно текст ответа всегда стандартен. Достаточно единожды подготовить шаблон и все — копируй, вставляй и отправляй. А регистрация на самолет онлайн? Пынар 2,5 года!!! не может этому научиться. Когда к ней подходят гости с просьбой помочь им зарегистрироваться на рейс, она отсылает их ко мне или говорит — делайте сами, я не умею. Бред! Разве этому так трудно научиться?
- Неорганизованность в работе. Пынар очень многое забывает. Забывает проверить количество гостей в а-ля карт ресторане, когда я выходная; забывает сообщить на рецепцию о заказанных ею цветах, и потом ребятам приходится вызванивать ей, чтобы уточнить кому цветы и куда их нести. Еще она может отправить записку гостям с просьбой подойти в наш отдел, но никогда при этом не догадается подписать причину. Люди приходят, спрашивают, что мы от них хотим, а я чаще всего не имею об этом ни малейшего понятия. И все по новой — вызванивания и выспрашивания. Или из последнего... Приехала женщина-аллергик, для которой было составлено специальное меню. Ей нужно было на турецком написать записку, чтобы она ее в ресторане показывала официантам, а те в свою очередь направляли ее к шефу ресторана, который приносил бы ей ее еду. Пынар сказала, что она напишет эту записку сама, а в результате ушла домой и ничего не сделала. Даже мне пометку не оставила, что я должна эту записку написать.
- Не делится информацией. Вообще. Она вообще ничего мне не говорит. И ладно бы, если бы в этом был какой-то смысл. Но его ведь нету! Если вы посмотрите нашу рабочую тетрадь, то увидите там только мои пометки. Ее пометки касаются лишь заказанных ею цветов. Конкретно о работе — ни слова. Если я разговариваю с гостями, которые на следующий день перед отъездом придут оставить отзыв в Интернете, то она этого не делает. Если я записываю какие-то важные моменты, случившиеся вечером — сломанный лифт или повредивший ногу ребенок — то она этого не делает. Обо всех изменениях в работе или предстоящих мероприятиях я узнаю от кого угодно, только не от нее. А ведь она руководитель моего отдела! Крайне непрофессиональное поведение.
- Неумение скоординировать работу отдела. Мы сейчас работаем вдвоем. Поговаривают, что в следующем году наше руководство планирует расширить Отдел по связям с гостями до трех или четырех человек. Не могу понять, как Пынар собирается координировать работу такого количества человек, если сейчас она не в состоянии организовать рабочий процесс нас двоих. Ей определенно стоит пойти на какие-нибудь курсы управления, чтобы научиться рациональному распределению времени и кадров в подотчетном ей отделе.
- Неумение привести в порядок свое рабочее место. Это вообще моя больная тема. Уходя домой, она не убирает за собой свою половину стола, оставляя на ней пару пустых пластиковых бутылок из-под воды и стаканы с остатками чая или сока. Она даже на компьютере оставляет все, как есть — куча открытых страничек в Интернете, масса ненужных мне документов и программ. Конечно я могу ей об этом сказать. Могу объяснить, что когда пользуешься одним столом на двоих, надо поддерживать свою половину в чистоте и порядке. Но если бы я была 38 летней теткой, мне было бы стыдно слышать такие банальные вещи от своей коллеги. Поэтому я молчу и жду, когда у нее хватит ума самой это понять, а ума не хватает.
- Постоянная смена графика. В этом конечно есть и доля моей вины. Как-то однажды, когда Пынар позвонила мне после работы и попросила выйти завтра с утра, потому что ей надо срочно отвести ребенка в больницу, я согласилась. Потом была еще какая-то причина, следом еще какая-то. И теперь это у нас в порядке вещей. Мой график меняется с завидной регулярностью. Причем в лучшем случае мне об этом сообщают за несколько дней, а чаще бывает, что Пынар звонит поздно вечером и просит выйти вместо нее. Точнее не просит, а так и говорит «тебе завтра надо отработать в утро». Что тут скажешь, наглость второе счастье. Увы, я таким талантом не обладаю.
- Отсутствие системы работы. Один день у нас политика такая, а через пару дней — другая. К примеру, на одном из собраний было решено, что в главном ресторане мы гостям столики не резервируем. Знаете, иногда бывает, что гости хотят сидеть за одним и тем же столиком весь свой отдых. И тогда официанты в начале ужина ставят на этот столик бокал с вином, как-будто столик уже занят, а человек просто отошел выбирать еду. Столик может стоять так и час, и полтора, пока гости не соизволят спустится к ужину. А в это же самое время другие гости могут ходить по залу не в состоянии найти свободный стол. Вот поэтому после многочисленных жалоб на недостаток свободных мест в ресторане, было принято решение столики не резервировать. То есть кто первый пришел, тот и занял. И я, как приверженец системы, четко следовала этому правилу до тех пор, пока Пынар на моих глазах не зарезервировала столик для девяти человек вместо того, чтобы попросить их придти к началу ужина, когда пустых столов в ресторане еще полным-полно. Почему меня это бесит? Потому что я всегда получаюсь виноватой. Если я буду следовать правилам, то виноватой меня будут считать гости, а если я правила нарушу — то получу взбучку от начальства.
- Нечистоплотность. У нас под столом стоит урна, в которую Пынар так любит бросать использованные пакетики от чая. В большинстве случаев она в урну не попадает. Думаете, ей приходит в голову наклониться и поднять упавший на пол пакетик? Нет! Она обычно подталкивает его носком своей туфли поближе к урне, оставляя при этом бурый след чая на мраморном полу, в полной убежденности, что поднимать его — дело уборщиц. Точно так же она поступает обычно со всякого рода бумажками. Можете себе представить, какая картина частенько творится у нас под столом? Одно большое фу!
И вот когда я думаю обо всем этом, я лишний раз убеждаюсь в том, что пора... пора мне бежать из этого болота. Да, конечно, никогда не знаешь, будет ли в другом месте лучше. Может оказаться, что и там тебя тоже ждет похожее болото с не слишком привлекательными обитателями. И все-таки пробовать нужно. Почему - читать здесь. Почти все знают, что в следующем году я не вернусь. Кому-то я намекнула, кому-то сказала прямо. Когда меня об этом спрашивает Пынар, я всегда отвечаю - еще не решила, подумаю об этом после Нового года. Ее это злит и пугает. Злит, потому что она не хочет в следующем году работать со мной, а пугает, потому что она знает - стоит мне намекнуть хозяину о желании вернуться, как он сразу меня возьмет. Ибрагим-бей говорит, что на моем месте вернулся бы только из принципа, чтобы посильнее разозлить генерального и Пынар. Я этого не понимаю. Какой смысл работать в такой атмосфере? Мне жалко себя, свои нервы и свое хорошее настроение. Принципам, о которых говорит Ибрагим-бей, в моей жизни места нет.
Конечно я не ухожу в никуда. У меня уже есть кое что на примете. Не могу сказать со стопроцентной уверенностью, что там все выгорит, но попытаться стоит. Впервые за долгое время я поняла, как это приятно, когда тебя хотят взять на работу. Не потому что больше взять некого, а потому что люди оценили твой опыт и хотят видеть тебя в числе своих сотрудников. Но пусть это пока останется моей маленькой тайной...
Ах да, чуть не забыла. К нам снова приехала Вальтрауд. На этот раз не обошлось без приключений, но это уже будет совсем другая история.   

Комментариев нет:

Отправить комментарий