среда, 22 апреля 2015 г.

НАЧАЛЬНИК-ВОДОЛЕЙ - СПЛОШНОЙ КОСМОС

Хозяин нашего отеля – в дальнейшем просто Г. – личность настолько же интересная насколько и непонятная, одним словом космическая. Молодой, состоятельный, внешне привлекательный, в меру высокомерный, чуточку вальяжный – одним словом, типичный представитель анталийской элиты. Живет в собственной квартире, но довольно часто остается на ночь в отеле – в одном из сьютов, окнами выходящих на море. Судя по фотографиям в социальных сетях, имеет собаку и закрытый профиль, просматривать который могут только его друзья. Мы с ним «задружились» в мой первый день на работе – я лайкнула нашу страничку в соцсети, он в ответ прислал мне предложение дружбы. Зачем – понятия не имею, потому как на протяжение последующих трех недель мы и в реальной то жизни практически не общались, про виртуальную вообще промолчу. Добрые подружки предположили, что таким образом Г. будет отслеживать мои действия – куда и с кем ходила, что делала. Не случайно же он на собеседовании пару раз настойчиво повторил, что для него крайне важно не только, как сотрудник работает, но и его репутация за пределами отеля. 

По гороскопу Г. – водолей, и в рабочей сфере полностью соответствует своему знаку зодиака. Безусловно именно отсюда и его космичность, к которой я, признаться, все еще пытаюсь привыкнуть. Прежде чем вдаваться в подробности, хочу заметить – и мне, и многим моим коллегам  Г. действительно нравится. Несмотря на то, что в наших с ним профессиональных отношениях на начальном этапе было довольно много двусмысленностей и недопонимания, я не могу сказать ни одного плохого слова об этом человеке. Просто для меня он довольно непонятный – как ребус, разгадывать который и сложно, и интересно одновременно. Что мне в Г. действительно очень нравится, так это выбранная им модель поведения по отношению к своим подчиненным. Он полностью предоставил нас самих себе и практически не вмешивается в нашу работу. Не поучает, что и как нужно делать, не отдает приказов, не строит всех по струнке и не запугивает своим присутствием. Однако – помните ли вы вопрос с подвохом, который он задал мне на собеседовании? – последнее слово в решении глобальных вопросов всегда остается за ним. Короче говоря, он не выпускает ситуацию из вида, но вмешивается лишь в случае крайней необходимости. Насколько такая схема поведения хорошо работает в условиях турецкой действительности – вопрос довольно спорный, но для меня это просто как манна небесная. Я терпеть не могу стресса на работе, бесконечных проверок и указок, что и как нужно делать. Я готова к конструктивной критике от человека, который в конкретном вопросе понимает больше меня, но терпеть не могу выслушивать советы и предложения от тех, кто не в теме. И в этом смысле мне и многим моим коллегам с Г. очень повезло. Хотя и не могу сказать, что наше с ним притирание было абсолютно легким и безболезненным. Да, чего уж скрывать, оно по сути еще и не закончилось.
Начнем с того, что мой первый рабочий день пришелся на воскресенье. Г. отдыхал – предложение дружбы в соцсетях в рассчет не берем. В понедельник я с самого утра ждала обещанного еще на собеседовании собрания, чтобы задать все свои вопросы и понять, наконец, чего от меня хотят и как мне выстраивать систему работы. Прождав пять часов и поняв, что никакого собрания похоже не планируется, я воспользовалась тем, что Осман шел к нему по делам и попросила спросить, не примет ли Г. меня сегодня. Осман вернулся с благой вестью и проводил меня до нужного кабинета. Г. оказался не один, а с мамой. Разговор у нас как-то сразу не задался – то ли он просто не рассчитывал общаться со мной в первый же день, то ли голова была занята чем-то другим, то ли в присутствии мамы ему было некомфортно беседовать с новым сотрудником. Так или иначе, я не увидела в нем того человека, который произвел на меня столь яркое впечатление на собеседовании, поэтому, задав лишь самые основные вопросы, в изрядном смятении поспешила удалиться. Однако через пару часов я решила, что не могу просто взять и отпустить ситуацию. Вопросов все еще оставалось слишком много, а я не из тех, кто тянет кота за хвост. Поэтому я, посоветовавшись с Османом, позвонила Г. и попросила по возможности принять меня еще раз. Он сухо ответил, что даст мне знать, когда у него появится такая возможность и повесил трубку. Было ли мне неприятно – нет, разозлилась ли я – да. Потому что я очень не люблю терять время, в том числе и рабочее, а тут получалось, что я не могу начать работать в полном объеме из-за незнания основных вещей, которые мне никак не найдут время сообщить. По ответу Г. я даже толком не поняла, примет ли он меня сегодня или мне придется ждать аудиенции до  следующего понедельника?
Но к моему удивлению Г. позвонил в начале шестого и попросил зайти к нему снова. На этот раз он был один и в совершенно ином настроении. Мы проговорили около сорока минут. Не могу сказать, что я узнала абсолютно все, что хотела бы, но для первого раза этого оказалось более чем достаточно. Мне удалось внести пару своих предложений, которые Г. после недолгих раздумий одобрил и утвердил. Первое касалось ведения отчетности по отзывам гостей, второе – приветственных писем для постоянных клиентов. Мне показалось странным, что приветственные письма до меня отправлялись только тем постоянным гостям, которые бронировали сьют. Таким гостям мы отправляем также вино и фрукты в номер. А постоянные гости, которые заказывают стандартные номера или номера категории делюкс, от отеля не получают абсолютно ничего. Я конечно согласна с Г., что вино и фрукты не будешь посылать всем подряд - ведь в нашем отеле в числе постоянных гостей немало и тех, кто приезжает отдохнуть после вечеринки у друзей или гулянки в ночном клубе и уезжает сразу после завтрака. Но ведь как-то отметить постоянных гостей надо. Если вино и фрукты это довольно дорого, то распечатать письмо со стандартным текстом «Спасибо, что снова выбрали наш отель для своего пребывания в Анталье» это дело двух минут и минимальных финансовых затрат. Мелочь конечно, но разве не приятно, вернувшись в отель найти на трюмо письмо подобного содержания? Г. мою идею оценил, и это было приятно – стало ясно, что человек открыт для новых предложений и готов рассматривать их серьезно.
Тогда же мы договорились о том, что отчеты по собранным за день отзывам я буду отправлять ему ежедневно, а отзывы из Интернета – раз в неделю по воскресеньям. По понедельникам мы будем встречаться, разбирать эти отзывы и продумывать ответы, а во вторник я соответственно буду публиковать ответы в Интернете. Г. также добавил, что в случае каких-либо вопросов, я могу обращаться к нему всеми доступными средствами связи. Если вопрос не срочный – лучше написать мейл, если средней срочности – в нашей группе в вацапе, в которую входят все шефы и сам Г., если ситуация совсем срочная – звонить. Ура! В моей голове наконец-то все было разложено по полочкам, и я могла полностью отдаться работе.
Следующую неделю – мою первую неделю, если быть точной – мы с Г. больше не виделись. К тому времени я уже успела пару раз пересечься с его мамой – очень симпатичная женщина с неизменной приветливой улыбкой на губах. Самого Г. я не видела и настолько привыкла к его отсутствию, что аж вздрогнула, когда в субботу вечером они с мамой вдруг расположились на рецепции – аккуратно напротив моего стола. Посидели, посверлили меня взглядом, мило поулыбались и кивнув в знак приветствия (или прощания?) проплыли мимо в неизвестном направлении. В понедельник Г. созвал собрание. Началось оно в одиннадцать, закончилось в половине второго. Вспоминаю те собрания, что проводил генеральный в моем бывшем отеле – пятнадцать минут по бумажке читал отзывы гостей, давал какие-то указания, спрашивал есть ли вопросы. Поверхностно, скучно и бестолково. У Г. конечно оказался свой подход – кто бы сомневался. Мы собрались минут за десять до назначенного времени. Г. за своим столом делал какие-то записи на маленьких бумажках. За пару минут до одиннадцати он предложил нам начать собрание – самим. На тот момент уже назрел серьезный конфликт между кухней и убощиками, заслуживающий отдельного поста. Какое-то время мы выслушивали препирательства шеф-повара с шефом уборщиков, пока Г. не положил этому спору конец и не объявил, что всех должны кормить одинаково и точка. После этого он сам взял слово и сказал, что очень расстроен. Расстроен тем, что написал про нас один гость в Интернете. Что мы очень стараемся стать бутик-отелем, но пока так им и не стали. Да, сказал Г., я вынужден согласиться с мнением этого гостя. И это настоящая правда – от себя добавлю я. Мы работаем в небольшом, но очень красивом отеле. Комнаты содержатся в чистоте, доброжелательность и трудолюбие рецепции не знает границ. У нас великолепное меню и захватывающая дух панорама. Но у нас отвратительный сервис. Среди нас есть люди, которые чувствуют себя несчастными, и потому они не в состоянии хорошо обслуживать постояльцев. У всех них свои причины плохого настроения и недовольства, но все это отражается на гостях, а это при работе в отеле абсолютно недопустимо.
Что меня поразило в Г. на этом собрании, так это то, что он ни разу не повысил голос. Видно было, что он сердится и недоволен, но при этом он удивительным образом умеет владеть собой. Хотя, признаться, сейчас, спустя три недели я нахожу, что он порой слишком мягок с персоналом и шефами. Взять хотя бы конфликт с едой, о котором я упоминала в предыдущем абзаце. Прошло почти две недели с того собрания, а ситуация все так же плачевна как и прежде. Почему? Потому что Г. в отеле никто не боится. И мне кажется это не совсем правильным. Все таки дисциплина должна быть, и если для этого нужно периодически повышать голос, может все же стоит это делать, когда тебя по другому не понимают? Ну или тогда как-то по-другому наказывать? Штрафами или еще чем-то...
В офисе Г. как правило проводит не много своего рабочего времени. Возможно именно поэтому мейлы он читает с недельным опозданием, а отвечает на них и того дольше. Мне, как человеку, привыкшему точно следовать расписанию, это доставляет существенные неудобства. Ко всему прочему у него еще и семь пятниц на неделе. То, о чем мы говорили в мой первый понедельник, уже забылось и сто пятьдесят раз поменялось. После собрания он сказал, чтобы я сама написала ему возможные ответы, а он их посмотрит и одобрит. Одобрил он их не в тот же день, как планировалось, и даже не на следующий, а дней через пять. Или, например, мы на собеседовании договорились, что я буду работать с 09:00 до 18:00. Я отработала так две недели, пока в один из вечеров мне не позвонил Хаккы-бей и не спросил, разве мы не договаривались, что я буду работать десять часов. А я ведь на собеседовании открыто сказала – скажите мне во сколько приходить, во сколько уходить, потому как я не хочу сама высчитывать свои рабочие часы. И мне назвали время с 09:00 до 18:00. Да, я поняла, что это девять часов, а не десять, но я же попросила мне сказать ЧАСЫ РАБОТЫ. Две недели никто ничего не говорил, а потом Г. увидел, что я ухожу в 18:00, решил посчитать и понял, что я на час недорабатываю. Дурацкая ситуация. Я конечно после звонка Хаккы-бея запаниковала и, как оказалось, напрасно – мы решили все в лучших традициях Г., тихо, мирно, как-будто ничего и не было. Или еще пример – я спросила, нужно ли мне оставаться на мероприятия. Г. ответил, что в этом нет необходимости. Спустя пару дней в отеле проходила свадьба. Перед своим уходом я, прекрасно зная все возможные турецкие варианты, на всякий случай спросила Тургай-бея, нужно ли мне задержаться еще не надолго или я могу идти. Он сказал, что все в порядке и оставаться не нужно. А на следующий день Г. поручил Хаккы-бею спросить меня, почему я не осталась подольше на свадьбу. И подобных ситуаций меньшего значения за эти три недели было, поверьте, не мало.
Не могу сказать, что я быстро привыкла к этой «космичности» своего нынешнего руководителя. Но с каждым разом делать это становится все легче. Сейчас я уже на многие вещи смотрю проще, чем в первые дни своей работы здесь. Я понимаю, что если он до сих пор не ответил мне на мейл, то нужно просто ждать. В крайнем случае – отправить этот мейл снова. Что если вдруг возникло какое-то недопонимание, достаточно просто объяснить ситуацию и она будет рассмотрена настолько объективно, насколько это возможно. Все это рабочие мелочи и мне нравится, что Г. относится к ним как к действительно мелочам – спросил, обсудил, нашел компромисс, забыл. Никаких тебе беспочвенных выговоров, скандалов и возмущения.
Гораздо тяжелее мне было привыкнуть к тому карантину, в который он меня посадил на три недели. Я человек в работе очень коммуникабельный. Мне важно как можно быстрее освоиться на новом месте, определить тех, с кем я могу дружить, кому могу доверять, на чью помощь могу рассчитывать, а от кого, наоборот, лучше держаться подальше. Обычно на знакомство с коллегами мне достаточно одного дня. Конечно в процессе работы часто всплывают новые факты и в разных ситуациях люди ведут себя по-разному, но в целом мое первое впечатление о человеке, как правило, оказывается верным.
Г. довольно долго не подпускал меня к себе. Вы можете возразить мне, что это нормально – ведь он хозяин отеля. И я бы согласилась с этим, если бы он помимо этого еще не был бы моим непосредственным начальником. То есть единственным человеком, который организует и контролирует мой рабочий процесс. Человек, к которому я, исходя из моих обязанностей, должна иметь возможность обратиться в любое время, определенное профессиональными рамками. После нашего первого рабочего разговора мы практически не перебросились и парой слов. Несколько раз я пыталась обсудить с ним какие-то рабочие вопросы и каждый раз словно наталкивалась на стену. Он как-будто закрылся после того нашего разговора и всем своим видом сигналил о том, как ему не нравится, что я переступаю проведенную им между нами черту. При этом он вел себя абсолютно нормально, когда сам о чем-то меня спрашивал, но стоило мне задать вопрос первой, как он опять закрывался и, быстренько свернув разговор, исчезал. В какой-то момент я поняла, что Г. ко мне присматривается. Он мог издали наблюдать за моей работой. Мог специально пройти мимо, чтобы поздороваться. Однажды Г. позвал меня в лобби, где сидел в компании своей матери и незнакомого мне чернокожего мужчины. Нас представили друг другу, и Энтони принялся задавать мне самые разные вопросы на аглийском, а Г. внимательно слушал и, казалось, получал удовольствие от своей забавы. Так как Энтони в конце концов оказался преподавателем английского, я сделала вывод, что меня в очередной раз экзаменовали на знание языка и заодно на знание концепции отеля. В следующий раз, когда я играла с Думаном – нашим отельным котом, Г. наблюдал какое-то время за нами, а потом сказал матери, что кот определенно в меня влюбился. С тех пор, если Думан слишком допекает туристов на террасе, Г. всегда зовет меня, чтобы я утихомирила кота. В один из вечеров он устроил для нас шикарнейший урок английского. Г. позвал Энтони, и мы всемером, включая самого Г., его маму, Тургай-бея, Мелиха, меня и Исмаила, провели незабываемые сорок минут в лобби, разговаривали о Турции, об Англии, Америке, туризме, погоде, особенностях разных наций и других не менее интересных вещах. Что еще мне очень нравится в Г., так это его безупречная вежливость – довольно редкое качество для турецких руководителей, привыкших тыкать всем и каждому.
Из карантина меня выпустили только в это воскресенье. Да и то получилось все, прямо скажем, страннее некуда. По воскресеньям Г. отдыхает и в отель не приходит. Ко мне на завтрак решили придти мои подруги. Когда от них поступило это предложение, я обрадовалась. Во-первых, потому что в последнее время мы не часто виделись и я соскучилась. Во-вторых, мне хотелось, чтобы они своими глазами увидели, почему мне так нравится мое нынешнее место работы. В-третьих, я очень рассчитывала воспользоваться воскресным отсутствием Г. и спокойно позавтракать в компании близких мне людей. Мне, как и всем остальным шефам, конечно же разрешено завтракать в нашем ресторане, но я этим не пользуюсь – просто уже привыкла к неторопливому завтраку дома под любимый сериал. Но ради подруг решила на один день изменить своей привычке, ради чего вместе с ними приехала на полчаса раньше обычного в радостном предвкушении от спокойной и неторопливой утренней трапезы. И что бы вы думали? В лучших традициях закона подлости прямо у входа в отель мы наткнулись на Г. Пока я переодевалась, девчонки успели подняться в ресторан и приступить к завтраку. Присоединившись к ним, я поняла, что мне о завтраке придется забыть – Г. сидел возле буфета с лицом, мрачнее тучи. Было не очень понятно, зол он или просто не выспался. Периодически он поглядывал на наш столик, и даже, если бы я и решилась взять себе что-то с буфета, от его взгляда мне точно кусок в горло бы не полез.
Пока я мысленно прощалась с возможностью позавтракать в приятной компании, одна из моих подруг сказала, что им не хватило яиц. Она попросила официанта передать это на кухню, но прошло уже десять минут, а яйца до сих пор не принесли. Вернувшись к буфету, я спросила официанта про яйца. Он сказал, что их скоро принесут и ушел работать дальше. В этот момент ко мне и обратился Г., пожелавший узнать, что случилось. Выслушав меня, он подозвал шефа ресторана и попросил его узнать, когда будут готовы яйца. За те сорок минут, что мы в результате их прождали, он раз пять сам вставал и ходил на кухню проверить, когда уже они сварятся. В результате яйца все же сварили... всямятку. К тому времени мы уже не знали,  плакать нам  или смеяться - правда. Но плюс во всей этой трагикомедии для меня все же был – он выслушал все те идеи, которые у меня накопились к тому моменту, и некоторые из них были осуществлены буквально на следующий день. В понедельник вечером Г. проходил мимо моего стола и заметил, что хотел бы видеть меня каждый день на завтраке. Гостям нравится, когда к их столикам подходит кто-нибудь из администрации, представляется и спрашивает об их пожеланиях. Эта идея пришлась мне по душе, за исключением перспективы каждый день целый час лицезреть перед собой шефа ресторана.
Г. также напомнил, что я подчиняюсь только ему и никому больше. Что ничьи распоряжения, кроме его собственных, я исполнять не обязана. И что все должны делать то, что я скажу. А если они этого не делают, то достаточно просто сообщить об этом ему. Он добавил, что у моей предшественницы поначалу были те же проблемы, но со временем все пришло в норму. Сказано это было конечно красиво, но куда девать космос в его голове? Что делать с семью пятницами? И с тем, что он довольно часто игнорирует звонки и сообщения? Вчера поругалась с шефом ресторана. На завтраке он спросил меня про одного гостя – остается тот у нас в отеле или же пришел позавтракать со стороны. Я подошла к столику, спросила – оказалось, человек просто навещает друга и завтракать не планирует. На что шеф ресторана мне говорит – раз ты здесь стоишь, то должна не только говорить «здравствуйте и приятного аппетита», но еще и брать номер комнаты, проверять по списку и сообщать, если гость будет завтракать платно. Я конечно слегка опешила от его наглости, потому как это вообще-то работа хостес, а я ею и близко не являюсь. Спросила Г. – благо он тоже был в этот момент в ресторане. Он подумал немного и ответил, что если я буду стоять на дверях, то действительно буду выглядеть как хостес, а я не хостес. Поэтому лучше всего если я буду ходить по ресторану, периодически подходить к столикам, спрашивать гостей, все ли у них в порядке. Если гости чем-то недовольны, я всегда могу их чем-нибудь угостить. Я – могу, шеф ресторана – нет. И что-то такая меня злость взяла в тот момент, когда мы с Г. распрощались. Нашла я шефа ресторана и прямо ему сказала, чтобы начиная с этой минуты не смел ко мне обращаться на «ты», так как я ему такого разрешения не давала. Он в ответ мне заявил, чтобы я тщательно подбирала слова, когда к нему обращаюсь - ведь он мне не подчиняется. Интересно, в чем я просила его подчиняться. В том, что я высказала свое недовольство, когда он оставил молодоженов без завтрака? Или когда я сказала, что не хостес и он и сам вполне может подойти и спросить гостя, в каком номере тот отдыхает. Ведь в мое отсутствие он же это делает. В общем я ответила, что и я ему тоже не подчиняюсь, так что пусть в первую очередь за своим языком следит. Сегодня позвонила ему, узнать, будет ли у гостей возможность вечером поесть в отеле где-то кроме основного ресторана – тот на весь вечер закрыт из-за предстоящей вечеринки для персонала. Так этот ненормальный мне сказал – что ты у меня спрашиваешь, звони Г. Г.-то я позвонила и спросила, мне это было не трудно. Но не стыдно ли ему, что он, как шеф ресторана, не знает, какие из ресторанов и баров, за которые он отвечает, сегодня открыты, а какие нет. Ну а если он не сказал мне из принципа, то тогда он вообще кретин редкостный, из-за сосбтвенного эго ставящий под удар корректную работу всего отеля.
В заключении хочу сказать вот о чем. Я никогда не верила и до сих пор не верю в предсказания астрологов. Но я верю в общий гороскоп, в то, что представители одного и того же знака может и не похожи как сиамские близнецы, но уж точно имеют в своих характерах много общего. Если вы в этом вопросе со мной солидарны, почитайте гороскоп вашего начальника и возьмите на вооружение то, что там написано. Вы удивитесь, насколько сильно это облегчит вам жизнь на работе. Если ваш начальник-водолей, считайте, что вам несказанно повезло, потому что...
1. Он не будет раздавать вам приказы, устанавливать жесткие правила и ограничения, а также устраивать бесполезные совещания для «галочки».
2. Он не любит принимать ответственные решения, поэтому с удовольствием будет выслушивать точку зрения подчиненных и иногда даже будет признавать чужое мнение за основу.
3. Он ненавидит сидеть целый день в офисе, поэтому будьте готовы к тому, что отвечать на ваши мейлы и подписывать бумаги он будет отнюдь не сразу. Учитесь терпению. И осваивайте телефон.
4. Он является обладателем прекрасной интуиции, широких взглядов и острого ума. Ориентирован на модернизацию, с удовольствием пробует все новое, внедряет прогрессивные технологии и оборудование. В нашем случае – это Опекс, программа, которой пока мало кто пользуется. Рабочую группу в Вацапе тоже еще ни в одном отеле не видела.
5. Он доброжелателен, безукоризненно вежлив и корректен. Мой начальник, например, до сих пор обращается ко мне на «вы», и только в самых редких случаях, когда нас никто не слышит, может очень редко перейти на «ты».
6. Он четко различает личную жизнь и работу. Это значит, что он никогда не будет вмешиваться в ваши дела за пределами работы, но и от вас не потерпит подобного вмешательства в свою собственную жизнь.
7. Он не терпит панибратства. Между ним и сотрудниками всегда существует дистанция, нарушать которую категорически не рекомендуется. На фамильярность со стороны сотрудника всегда отвечает холодностью и безразличием.
8. С ним лучше всего искать общий язык на корпоративных мероприятиях, заинтересовать его можно каким-нибудь оригинальным проектом, при этом вполне достаточно будет простой идеи и описания общей картины.
9. Он предпочитает тех сотрудников, которые предлагает нестандартный и оригинальный подход в решении тех или иных профессиональных задач.
10. Он ненавидит ложь в любых ее проявлениях.
П.С. Сегодня у нас вечеринка для персонала. Решение о ее проведении было принято только вчера вечером. Думаю, что эта срочность напрямую связана с темой недавнего собрания, на котором перед нами выступал Большой папа Г. Отчет – в следующем посте.

Комментариев нет:

Отправить комментарий