воскресенье, 29 декабря 2013 г.

НЕДЕЛЯ ПЕРЕД НОВЫМ ГОДОМ

Предновогодняя неделя это что-то. Мы все пребываем в каких-то бесконечных хлопотах и заботах. Во вторник состоялся Рождественский коктейль. Организован он был в лобби - шампанское, коктейли, закуски всех форм и цветов, праздничные декорации, аниматор, переодетый Санта-Клаусом, раздающий всем рождественские носки с конфетами и орехами. Все было очень красиво и торжественно. После коктейля гостей ожидал не менее прекрасный ужин в ресторане, украшенном ледяными скульптурами и декорациями из разноцветного сахара. В меню была традиционная рождественская индейка, креветки, барашек на вертеле и масса всяких других вкусностей. Нашлись конечно и недовольные - мол, как же это так, не было гала-ужина в бальном зале. Мы, мол, хотели, чтобы нам еду подносили... Но, как говорится, не без этого.
Неделю назад прибыла Вальтрауд. Приехала она в ужасном расположении духа, поскольку незадолго до этого умудрилась по телефону поругаться с Пынар. Причина их конфликта заключалась в одном докторе, к которому Вальтрауд на протяжение последних двух с половиной лет испытывает романтические чувства. Ее не очень смущает то, что доктор годится ей во внуки и что он очень плохо говорит по-немецки. И даже то, что он женат и имеет ребенка. Зато ее сильно раздражает, что Пынар с ним тоже дружит. При этом сама Вальтрауд яростно отрицает свою влюбленность, утверждая, что с доктором они просто друзья. Но ведет себя при этом, как жуткая собственница, то и дело устраивая Пынар скандалы и объявляя бойкот. В последний раз они поругались из-за того, что доктор подвез Пынар с работы домой. Выяснение отношений произошло по телефону как раз во время моего отпуска, поэтому свидетельницей этому я не была. Зато много чего наслушалась и от самой Пынар, и от приехавшей позже Вальтрауд. Пару дней назад они казалось бы помирились. Думаю, Вальтрауд пошла на уступки лишь из желания вернуться в свое любимое кресло за нашим столом. Теперь она снова почти все время проводит возле нас, а учитывая, что в последние дни работы и так много, я уже втайне начала жалеть о их примирении. 
Мои друзья и знакомые часто удивляются, как мне удается днями напролет общаться с людьми и при этом не сойти с ума. У меня нет на это однозначного ответа. Если вы полагаете, что я с одинаковым удовольствием общаюсь со всеми постояльцами, то это конечно же не так. Да, мне интересно проводить много времени с пожилыми людьми. Думаю, что в этом нет ничего удивительного. Подумайте сами, одно дело прочитать о чем-то в газете или книге, и совсем другое - получить эту информацию из рук очевидцев того или иного важного события. Да, мы все смотрели фильмы про Великую отечественную войну. Да, мы все знаем про голод, который унес жизни многих русских людей в военное время. Да, мы знаем, что тогда даже дети подчас вынуждены были работать. Но я, честно говоря, никогда не задумывалась, что и в самой Германии ситуация была примерно такая же. Мне интересно слушать рассказы тех, кто в то время только начинал жить и на чьих глазах совершались столь значимые события.  Пожилые люди это самая настоящая сокровищница воспоминаний, подберешь подходящий ключик - и вот перед тобой все золото мудрость мира.
Да и вообще... Есть просто интересные собеседники. Заходила ко мне недавно Лизелотта Фассманн. За что я непомерно уважаю этих людей, так это за их воспитанность. Они никогда не подходят, если рядом есть другие гости, никогда не перебивают и не вмешиваются в разговор. Спокойно ждут в сторонке, пока я освобожусь, и даже после этого все равно поинтересуются, можно ли обратиться. В тот вечер я узнала у Фрау Лизелотты, что она всю жизнь проработала инженером-механиком. Я удивилась - ведь трудно представить себе менее женскую профессию. Она в ответ лишь рассмеялась - тогда шла война и стране нужны были именно механики, а не дизайнеры или фотомодели. Со своим мужем они вместе уже 56 лет. За это время у них родилось трое детей. Тогда Лизелотта вынуждена была оставить свою основную работу, чтобы присматривать за детьми. В то время они жили в Штутгарте и она устроилась на неполный рабочий день в одну из городских церквей, помогала в организации месс и церковных служб. Лизелотта с гордостью говорит о своих детях - один стал врачом, второй - адвокатом, дочь тоже получила отличное образование. Сейчас все они живут в разных городах, но продолжают часто созваниваться и переписываться. Около двадцати лет назад Курт и Лизелотта переехали из Штутгарта в небольшой городок Фихтельберг. "В Штутгарте стало слишком шумно и людно, объяснила мне Лизелотта, воздух уже не тот." Я спросила ее, кем работал ее муж, на что она рассмеялась и ответила, что этот вопрос мне следует задать самому Курту и что она  не в праве рассказывать что-то за него. Что ж, спрошу при случае...
Одним словом, общаться с пожилыми людьми мне нравится. Но конечно в разумных пределах. Вальтрауд, к примеру, как бы хорошо я к ней не относилась, порой невероятно утомляет. Она может несколько часов подряд сидеть возле нас и постоянно говорить об одном и том же. Коллеги говорят, что у меня безграничное терпение, потому что я единственная, кто уделяет ей столько времени. На самом деле не такая я и святая. Иногда мне бывает очень тяжело. Как сегодня, к примеру - я работаю одна, возле стола очередь из туристов, у меня помимо этого еще куча бумажной работы, да еще заезды и выезды в придачу, а Вальтрауд сидит с самого утра рядом и рассказывает мне в сто пятидесятый раз про Пынар и доктора. Говорю ей, что мне нужно работать, она молчит пару минут, а потом как ни в чем не бывало снова продолжает жаловаться на свое разбитое сердце. При этом я ужасно себя чувствую - пару дней как болит горло, из-за чего две ночи я не сплю, а сегодня ко всему прочему с самого утра меня терзает жуткая головная боль.
Голова у меня болит со вчерашнего вечера, когда нас хорошенько встряхнуло. Вот так вот за все мои тринадцать лет жизни в Турции я впервые испытала на себе самое настоящее землетрясение. Надо сразу сказать, что нам повезло - никаких серьезных разрушений и уж тем более жертв не было. Эпицентр землетрясения силой 6 баллов находился в ста километрах от берега в Средиземном море на глубине 11 км (турецкий источник) или 50 км (американский источник). Тем не менее многие из нас, находящихся на суше, этот толчок очень даже почувствовали. Я в это время находилась в дамской комнате и вначале списала уходящий из-под ног пол и дрожащие стены на возможные проявления болезни - температуру и головокружение. Я спросила нашего бухгалтера, не чувствует ли она чего-то странного, на что она ответила, что мне просто показалось. Зато когда мы вышли из дамской комнаты и попали в людской поток, стекающийся в лобби, сразу поняли - что-то произошло. В мгновение ока началась какая-то безумная паника. Люди наперебой рассказывали, что на верхних этажах качались люстры, двигались кресла и кровати, сами собой распахивались дверцы шкафов, с туалетных столиков падали предметы. И самое главное, все спрашивали, что это было, что делать и стоит ли ожидать появление цунами. Около пятнадцати минут мы с генеральным директором сидели бок о бок и пытались узнать хоть что-то из Интернета. Информация появилась лишь в 17:35, т.е. через четверть часа после первого толчка. К тому времени народ более менее поуспокоился. Все подбадривали друг друга, стараясь не поддаваться панике. Нашлись, правда, некоторые индивиды, которые даже в такой момент решили поискать к чему придраться. Один из любимчиков Пынар отчаянно требовал от нас, чтобы мы по микрофону на весь отель объявили гостям о необходимости соблюдать спокойствие и дали оценку землетрясению. На тот момент мы сами еще не владели никакой информацией, о чем я ему совершенно четко сказала. Мужчина в ответ так надулся, как-будто я работаю не в отеле, а в министерстве по изучению землетрясений и это моя вина, что я ничего не знаю о силе и месте этого толчка. В то время, пока я лично беседовала с каждым спустившимся в лобби гостем и сообщала ставшие известными нам сведения, этот тип еще пару раз подходил ко мне с обвинениями в плохой организации нашей работы. Между тем были и те, кто вообще не спустился в холл. Фассманны мирно смотрели телевизор в своем номере, когда я позвонила им справиться о их самочувствии. Вальтрауд подумала, что у нее сильно закружилась голова. Те, кто находился на улице или ехал в транспорте, вообще узнали обо всем лишь от знакомых и из средств массовой информации. Сразу после этого началась ужасная гроза, которая бушевала пол-ночи. Примерно в 21:00, т.е. 3.5 часа спустя, произошел второй толчок силой 4 балла. Его практически никто не почувствовал вообще. О риске цунами пока не объявляли.  
Недавно познакомилась с очень интересной парой. Наталья и Гаральд всего на несколько лет старше меня. Они встретились два года назад в одном из турецких отелей. Это было самое настоящее киношное знакомство - новогодняя ночь, лифт, двое одиноких людей, любовь с первого взгляда. Ради Харальда Наталья оставила Москву и переехала в Германию. В Москве у нее одиннадцатилетняя дочь от первого брака - Алина. Общительная веселая девочка, сейчас отдыхающая вместе с матерью и отчимом. По словам самой Натальи, решение оставить ребенка доучиваться в Москве далось ей нелегко. Но в Германии Алине пришлось бы идти в класс на год меньше. А в Москве она посещает продвинутую гимназию с двумя иностранными языками. Правда маму видит редко, живя с отцом и бабушкой. Сама Наталья полностью поглощена мужем. Сразу видно, что у них какая-то нереальная любовь. У Гаральда сегодня день рожденья, так она устроила ему самый настоящий праздник - заказала столик в ресторане, две корзины цветов - одну утром, вторую вечером, торт с именной надписью и свечами, даже гитариста, который будет аккомпанировать им за ужином. К сожалению на этом наша фантазия и возможности истощились, иначе Наталья наверняка организовала бы романтическую прогулку на лодке или катание в карете с лошадьми. Она говорит, ей всегда очень стыдно перед Гаральдом, который всегда устраивает в честь ее дня рожденья королевский праздник. В Турции не так уж много возможностей красиво и элегантно отметить день рожденья. А день рожденья Гаральда они всегда отмечают именно в Анталье, ведь в эти новогодние каникулы они обязательно на день отправляются в отель, который свел их вместе. Алина немного скучает от недостатка общения на русском языке. Я пообещала познакомить их с Олегом и Ириной, которые приезжают завтра. У них дочка всего на пару лет старше, так что девочкам не должно быть друг с другом скучно.
А еще сегодня приехала Урсула со старшим сыном. Она меня обнимала и целовала при встрече, как родную. Подарила мне такого вот медвежонка. Прибыл из самого Берлина!

    

Комментариев нет:

Отправить комментарий